Тварь из моря
Автор: неизвестен
(«Азбука», «Терра», 1996, «Конан и другие бессмертные. Том II»)
 


Это было у края земли, где вели
Твердь и море извечный свой спор,
Там, где волны на приступ, как воины, шли,
Покидая родимый простор.

Вал за валом вставал, словно смерти искал,
Разбиваясь о берег морской.
Ехал берегом Кулл меж утесов и скал,
Непонятно охвачен тоской.

Ехал вслед за царем на буланом коне
Сам прославленный Брул Копьебой,
Размышляя о долгой, жестокой войне,
Вспоминая последний свой бой.

Тучи тучными тушами в небе ползли,
И пучина была глубока,
И утесы — гранитные кости земли —
Подымались кругом из песка.

И решил отдохнуть у подножья тех скал
Истомленный усталостью Кулл...
Брул костер разложил и коней расседлал,
Царь прилег на песок и уснул.

Резко чайки кричали, и бился прибой
В берега, как и будет во век...
И увидел такое тут Брул Копьебой,
Что еще не видал человек.

Выходила из моря живая гора,
Непомерно огромная тварь,
Направляясь туда, где лежал у костра
Мирно спящий Валузии царь.

Все выше и выше со мрачного дна
Возносясь над бурной водой,
Неотвратно, как смерть, приближалась она,
Черной глыбой средь пены седой.

Вот пала на берег гигантская тень.
— Валка! — только и выдохнул Брул,
И от этого звука, как чуткий олень,
Вмиг вскочил пробудившийся Кулл.

Распрямился пружиной — и меч наголо!
В сердце кровь, как огонь горяча...
Солнце тусклое бледное пламя зажгло
На клинке боевого меча.

Был могучим размах развернувшихся плеч,
Но раздался лишь скрежет и звон.
Выбил искры из шкуры чудовища меч,
Словно в камень ударился он.

Точно адский огонь чешуя горяча
И тверда, словно вечный гранит.
От зубов и клыков, от огня и меча
Жизнь чудовища верно хранит.

А оно облизнулось, смотря на царя
Как на некую редкую сласть.
Запылали глаза, дикой злобой горя,
И разверзлась ужасная пасть.

Нависало над ними оно, как гора,
Выше скал всех на добрую треть,
И подумал тут Брул, что, как видно, пора
Им обоим пришла умереть.

Кулл увидел, что меч чешую не берет.
Охватил его яростный гнев
И могучим прыжком он рванулся вперед,
В пасть врага, словно бешеный лев.

Меч вонзился в живую упругую плоть
— В тот удар Кулл все силы вложил —
И все глубже входил, и добрался он вплоть
До сплетения жизненных жил.

Испустила тут тварь оглушительный вой,
Пал ничком обезумевший Брул,
И из пасти отверстой явился живой
Царь Валузии, яростный Кулл.

Следом хлынула кровь, как пурпурный сок,
И кровавым заката был луч,
Что окрасил внезапно холодный песок,
Пробираясь меж сумрачных туч.

И следили они, жаждя смерти врагу,
Пикт отважный и доблестный царь,
Как под грохот валов на пустом берегу
Издыхает ужасная тварь.

А потом оседлали горячих коней
И поехали медленно прочь.
И шумела пучина. И чайки над ней
Замолчали. И близилась ночь.

 

ip видеосервер